Как познакомиться с егором гордиенко донецка

Тень Мазепы. Украинская нация в эпоху Гоголя

Хотелось бы просто познакомиться с ним и хоть раз увидеть.» "Я ищу " в Гомеле Ищу Гордиенко Татьяну. . Донецк, г. Отец: Котов . Я, к примеру, многих знаю - познакомить??? Егор Нестеренко ответил Глебу . немного времени, и всё будет в полном ажуре: Киев помирится в Донецком и Луганском, Артём Гордиенко ответил Артуру. Но мало кто из русских признает Донецк и Харьков чужими городами. что ушел винокур, я подбежала к тетеньке и просила познакомить меня с бардою . В году запорожский кошевой атаман Кость (Константин) Гордиенко самого Егора Францевича Канкрина на посту министра финансов.

Мостовые только-только заводили, и были эти мостовые деревянными. В сухое, жаркое малороссийское лето они служили причиной страшных киевских пожаров. Позднее начнут мостить дороги кирпичом, но и это решение окажется неудачным. Колеса панских карет и чумацких возов быстро крошили кирпич, на улицах поднимались клубы пыли из мельчайших частиц кирпичной крошки.

Городского освещения почти не. Настоящая жизнь кипела на Подоле: Но зато именно Подол и горел чаще всего, именно Подол заливали днепровские воды при наводнениях. Недаром Николай Костомаров нашел, что Киев много уступает Харькову. В Киеве восстановили магистрат во главе с войтом [49]бурмистром и ратманами и даже вернули средневековый счет времени. Трижды в сутки — на утренней заре, в полдень и на вечерней заре — на каланчу выходил трубач: Как и положено городу с магдебургским правом, Киев располагал даже чем-то вроде собственных вооруженных сил, так называемым киевским корпусом.

Командные должности в нем занимали сотрудники магистрата, богатые киевляне служили в кавалерии, цеховые ремесленники и мещане составляли пехоту. На вооружении у кивского корпуса была даже артиллерия. В сражениях это войско участия не принимало, но дважды в год ему устраивали смотры, точнее — парады, которые очень нравились киевским обывателям. Некоторую пользу киевский корпус принес только во время войны года и в м, при борьбе с польскими повстанцами.

Тогда войска киевского гарнизона пришлось отправить на пополнение действующей армии, а гарнизонную службу вместо солдат исполняли эти киевские ополченцы [51]. Киев русские люди считали своим городом, своим считали его и малороссияне. Между тем по крайней мере до середины тридцатых годов XIX века Киев нельзя было назвать городом вполне русским, а еще меньше — малороссийским.

ВОЛГОГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ :: Россия, Южный округ :: Российская Федерация :: СТРАНЫ И РЕГИОНЫ

Там пановали гордые поляки, там богатели трудолюбивые евреи. Русский дворянин Владимир Измайлов писал, будто нигде в России нет столько евреев, сколько в Киеве: Во время ярмарки с 15 января по 1 февраля население города увеличивалось на десять — пятнадцать тысяч. Хозяева богатейших поместий правобережной Украины сбывали здесь всё, что принесли им оброк и панщина.

Именно поляки господствовали в высшем обществе, куда путь даже богатым евреям был закрыт да они и сами еще не стремились. Польский язык в гостиных и на улицах звучал чаще русского или малороссийского [53]. В местном театре играли польские труппы. Ставили Шекспира, Вольтера, Гольдони, Шеридана.

Русская пьеса в репертуаре была редкостью. С украинской драматургией Котляревским и Квиткой-Основьяненко киевлян познакомят гастролеры с левобережной Украины; тогда Киев впервые увидит на сцене Щепкина [54].

Город заново будут отстраивать гражданские и военные губернаторы — Фундуклей, Бибиков, Васильчиков. В Киеве появятся хорошие мостовые, зеленые бульвары, целые улицы будут застроены каменными зданиями, а старинные храмы начнут реставрировать и отстраивать. Но польский облик города будет держаться еще очень долго. Многие кафедры в университете займет польская профессура из элитарного Кременецкого Волынского лицея. Лучше правительства его русификации способствовали десятки тысяч русских и малороссийских паломников, наполнявших город.

Если зима благодаря ярмарке полонизировала Киев, то лето — русифицировало. Именно в летнее время Киев наполняли богомольцы из Великой и Малой Руси.

Их количество колебалось от двадцати до сорока и даже до восьмидесяти тысяч [58]то есть паломников было больше, чем местных жителей. Шли приложиться к мощам святых в Киево-Печерском монастыре, посетить Михайловский монастырь, Андреевскую церковь. Для них Киев представал вторым Иерусалимом. Вот Крещатик Большая Крещатицкая улицагде князь Владимир велел крестить жителей Киева [59]вот Софийский собор, а вот руины Десятинной церкви, построенной равноапостольным князем.

Остатки Десятинной церкви, некогда найденные знаменитым Петром Могилой, были подлинными, а лаврские пещеры хранили мощи героев знаменитого Печерского патерика. Их интересовал Киев воображаемый, а не реальный. Одоевскому от 10 июня года: Помимо уцелевших древностей и книжных воспоминаний Киев мог поразить воображение своим необыкновенным местоположением.

Красивейший берег Днепра и сам город, живописно расположенный на холмах, восхищали даже самых искушенных и привередливых наблюдателей. Русские путешественники обычно приезжали в город с востока, через Бровары. Ранним утром их перевозили через прекрасный и величественный Днепр. В его чистых водах отражались маковки церквей. Вид на Киево-Печерскую лавру завораживал и русских чиновников, и малороссийских крестьян.

Так же должен был их впечатлить и отъезд. Даже жёлчный и наблюдательный И. Долгорукий перед отъездом любовался красотами Киева с высот Андреевской горы: Долго я не мог усидеть в коляске: У города с древнерусским прошлым, польским настоящим будет и будущее, не только русское, о котором мы, дай бог, когда-нибудь поговорим, но и украинское.

Его провозвестником будет Н. Несколько месяцев подряд, начиная с лета го, он будет уговаривать Максимовича перебраться в Киев: Я сам думаю то же сделать и на следующий год махнуть отсюда. Дурни мы, право, как рассудишь хорошенько. Для чего и кому мы жертвуем.

Максимович в то время жил в Москве, Гоголь — в Петербурге, где к нему пришла громкая слава. Киев никак не мог сравниться с блистательным Петербургом, современной, богатой и благоустроенной столицей, которую украшали уже и Зимний дворец, и ростральные колонны.

Но из Петербурга Киев выглядел совсем. Забывались немощеные улицы, темные и грязные, иноплеменная речь, бедные хаты. В памяти оставались великая история и роскошная южная природа: Медленно, шаг за шагом, Киев начнет перехватывать роль неофициальной столицы у Харькова и Полтавы. Пока Харьков всё больше русифицировался, а Полтава обращалась из малороссийской столицы в обыкновенный губернский город, Киев, как и положено настоящей столице, начал привлекать ярких и талантливых малороссиян со всех краев.

Максимович поселится там, став профессором и деканом, а некоторое время даже будет ректором университета. Николай Костомаров получит приглашение в Киевский университет и прочтет там свою первую лекцию. К тому времени в Киеве будет жить и Пантелеймон Кулиш.

Он будет участвовать в конкурсе на место учителя рисования при университете и благодаря личным связям получит эту должность. Давние знакомые, Кулиш, Шевченко и Костомаров, собирались в квартире своего товарища Николая Миколы Гулака на заседания своего тайного общества — Кирилло-Мефодиевского братства.

Эта организация, которую историки часто называют чуть ли не первым проявлением современного украинского национализма, тоже появилась в Киеве. Если бы не Кирилло-Мефодиевское дело, жить бы Тарасу Григорьевичу не в Орской крепости, не в Новопетровском укреплении, а в прекрасном Киеве. Но не суждено было ему воспевать величие древней столицы. Слободская Украина Григорий Неронов, посланец Алексея Михайловича при ставке Богдана Хмельницкого, русский разведчик и дипломат, сообщал в Москву о бедственном положении народа: Московское государство — православное Русское царство, конечно, не земля обетованная, но жизнь там была привлекательнее, чем на разоряемой татарами и поляками Украине.

Неронов добавляет, что народ здесь расположен к Москве: Неронов не преувеличивал, да и бегство православных жителей Речи Посполитой началось еще во времена царя Михаила Федоровича.

К лету года было разгромлено очередное козацкое восстание. Черкасов поселили на Чугуевском городище, однако воинственные и беспокойные черкасы там не задержались и покинули поселение через несколько лет. Но это была только предыстория Слободской Украины. История началась в году. В тот страшный год, едва ли не самый тяжелый за все годы восстания Хмельницкого, козаки потерпели тяжелое поражение под Берестечком.

Однако победоносное польское войско оказалось в положении, напоминавшем положение Наполеона в году. Противник перешел к тактике партизанской войны и выжженной земли. Поляков морили голодом, сжигая целые поля, убивая или угоняя скот [69]. Но такое самопожертвование было не всем по силам. Целый полк Ивана Зиньковского Дзиньковского вместе с писарями, священниками, с женами, детьми и даже с домашним скотом перешел во владения царя московского.

Там их приняли радушно, поселили на окраине Дикого поля. Через эту страну проходил знаменитый Муравский шлях — главная дорога, по которой крымские татары ходили грабить Московскую Русь. Но войск для охраны линии, протянувшейся на километров, не хватало. Черкасы хорошо владели саблями и умели стрелять из самопалов, именно такие жители и были нужны на степной границе. Оттого русские воеводы и обрадовались черкасам.

Новая земля понравилась переселенцам. Местные черноземы в плодородии почти не уступали украинским. Леса и рощи вклинились далеко в степи Дикого поля. Там обитали волки, кабаны и даже медведи. Обильная растительность задерживала влагу, поэтому засуха — главная причина неурожая на благословенном юге — случалась нечасто. Лес давал древесину для мельниц и винокурен. Верховья полноводных тогда рек — Сейма, Псёла, Ворсклы — стали торговыми путями, связавшими новые поселения с Гетманщиной, а Северский Донец — с землями войска Донского.

На Торских озерах добывали соль, всё еще очень ценную, у Белгорода — мел, так необходимый малороссиянину для побелки его хаты.

Université industrielle de Tyumen » NOUVELLES

Татарская угроза была меньше польской: Козакам позволили занимать пустующие земли, которые фактически переходили в их собственность. Землю здесь покупали, продавали, передавали по наследству, это была в самом деле частная собственность или по крайней мере личное и наследственное владение. Явление для России не исключительное: Так было на Русском Севере, на Урале в допетровское времятак было и на юго-западной степной окраине — Слободской Украине: На Московской Руси винокурение было царской монополией, которую, правда, могли дать и регулярно давали на откуп.

Привилегия слободских козаков ее получат и козаки малороссийские сослужит и дурную службу: Взамен козаки должны были воевать с врагами московского царя, в основном с теми же татарами. Так началась история Слободской Украины, или иначе — Слобожанщины. Слобода — поселение, освобожденное от налогов или повинностей, наделенное некоторыми вольностями и привилегиями.

Таких вольностей и привилегий было немало, особенно в первые десятилетия истории Слобожанщины, когда свободных земель было много, козаков — мало, а татарские загоны регулярно отправлялись на Русь за новыми и новыми пленниками.

Население Слобожанщины росло не только за счет высокой рождаемости. Цель встречи — рассказать об основных проблемах христиан и христианской веры в современном мире, расширить христианское мировоззрение, дать ответы на волнующие студентов вопросы о Православии. В ходе беседы акцент делался на отрицательном отношении православных христиан к терроризму и экстремизму в любых проявлениях. Также диакон Виталий напомнил о необходимости соблюдения христианских заповедей в жизни.

День открытых дверей — это мероприятие, где будущий абитуриент получает много полезной информации о специальностях и направлениях подготовки, по которым обучают в вузе. Гости мероприятия смогли задать специалистам вуза вопросы о возможности перевода на другую специальность, перехода с дневной формы на заочную, графике учебы, льготах при поступлении, скидках в оплате, подготовительных курсах.

На Дне открытых дверей свои площадки представили и филиалы Тюменского университета.

Soutenir l’Université industrielle de Tyumen

С днем рождения, Комсомол! Студенты смогли окунуться в комсомольскую жизнь и почувствовать себя истинными комсомольцами. Ноябрьский институт нефти и газа принял участие в ярмарке учебных мест, организованная Центром занятости населения г.

Mouravlenko, которая проходила на базе Многопрофильного лицея. В ярмарке приняли участие учащиеся 9-х и х классов школ города. Школьники ознакомились с реализуемыми в филиале ТИУ в г. Ноябрьске специальностями и направлениями, условиями поступления. Председатель Совета студентов филиала Белоус Максим рассказал абитуриентам о внеучебной деятельности, творческих мероприятиях филиала и студенческой жизни.

Научный stand up — Slam de la science 15 Septembre g. Научный стендап — это научная стендап-битва! Ученые состязаются на сцене ночного клуба, рассказывая о своих исследованиях понятно, просто, afin, чтобы никому не было скучно!

У каждого участника только 6 minutes, аудитория задает вопросы и выбирает победителя аплодисментами.

МС Януля - KIKI ДУ Ю ЛОВ МИ? (клип)

Преподаватели нашего института, а именно Лариса Владимировна Бондаровская и Татьяна Евгеньевна Шевнина, приняли участие в этой битве. По итогам научного стендапа победу одержала Лариса Владимировна Бондаровская! Мы поздравляем Вас с победой и желаем Вам новых научных достижений! Цель проведения мероприятия — популяризация спортивно-оздоровительного туризма как престижного отдыха и пропаганда здорового образа жизни. Командам предстояло соревноваться в программе, насыщенной различными спортивно-развлекательными конкурсами и заданиями: Выполнение конкурсных заданий оценивалось компетентным жюри.

У всех была уникальная возможность прокатиться на квадроцикле Ноябрьского института нефти и газа и получить массу эмоций. Кто мы есть ныне? И заслуживаем ли мы своей огромной великой страны, победившей в самой чудовищной войне за всю историю человечества? Страны, о которой с восторгом писали Достоевский, Толстой, Пушкин, говоря о её особой, сакральной роли? Достойны ли мы своих предков? Чего мы вообще достойны? Когда выбор заключён между нефтеотсосной жизнью и спасением двух миллионов русских людей, коими может прирасти Россия.

Вопрос Донбасса — это вопрос не Минских соглашений, не количества оружия и огневой мощи, но это, прежде всего, вопрос чести и памяти русского человека. Той самой памяти, что извращалась и вымарывалась на протяжении едва ли не всей нашей истории. И, безусловно, это вопрос чести, той самой, которую надо беречь смолоду. Помню, как, приезжая в Донбасс с весны года, неизменно встречал там людей, говоривших: И многие из них добавляли при этом: Так за какую Россию эти люди хотели биться?

С какими русскими братьями и сёстрами она жаждали быть вместе? Неужели с теми, засомневавшимися, как только у них появились социально-экономические проблемы? У людей Донбасса этих проблем — несчастий — куда больше, но они не отступают, каждый день являя реальный образец мужества, стойкости, веры. Они герои, эти два миллиона человек, кровью отстоявшие свою память и честь.

Они герои, а мы? Хотя так же уверенно я мог бы говорить о том, что в Донбассе находится промышленное сердце всего постсоветского пространства. В Донбассе расположены уникальные заводы и фабрики, точно спящие гиганты, ждущие своего пробуждения. Их горнила, их доменные печи алкают новой искры, дабы в них разгорелось животворное пламя. И этой же искры, как теплоты русских сердец, ждут люди Донбасса. Но сегодня, в эпоху тектонического брожения цивилизаций, Родина каждого россиянина находится на Донбассе.

Там — тот этап, что должно пройти России после Крыма. Иначе, если не одолеем его, нас не поймут ни свои, ни чужие.